Рекомендации от клиентов – оценка профессионализма и качества нашей работы
МЫ ЯВЛЯЕМСЯ ОФИЦИАЛЬНЫМИ ЧЛЕНАМИ АССОЦИАЦИИ
ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ПОЛИГРАФОЛОГОВ РОССИИ.

Валерий Соколов. Полиграфолог.

Писатель Глен Кук:
"Воруют всегда только то, что плохо лежит. А плохо лежит всё, что надежно не прибито гвоздями под охраной цепной собаки".

Как пресечь воровство в компании и избавиться от убытков?

(Интервью руководителя компании САИБ электронному журналу Executive.ru)

Можно ли вычислить нечистого на руку сотрудника в момент приема на работу? Как предотвратить хищения в компании?

Если владелец бизнеса перепоручает контроль за рабочими процессами наёмным сотрудникам, а сам лишь "стрижет купоны", то пусть потом не удивляется тому, что его прибыль может упасть до нуля и ниже.

Согласно исследованиям МВД, проблема воровства в российских компаниях в последние годы стала еще актуальнее, чем в "лихие девяностые", вне зависимости от рода деятельности организации. Виной тому стала частая смена места работы "летунов" (мало кто сейчас весь рабочий стаж отрабатывает на одном месте), сильное увеличение количества безнравственных людей и, что греха таить, падение морально-этических норм в современном обществе.

Социологи и психологи ищут корень проблемы хищений в социальном неравенстве, особенностях нашего национального менталитета, маленьких зарплатах и прочих сложностях бытия. Бизнес-аналитики указывают в первую очередь на слабость менеджмента, недостаток системы контроля и учета и создание условий, способствующих появлению криминальных сообществ внутри коллектива.

Валерий Соколов (на фото) совладелец компании САИБ, опираясь на свой 15-ти летний опыт работы полиграфологом, подтверждает грустную статистику, выявленную учеными: "10% людей не воруют ни при каких обстоятельствах в любом обществе, при этом другие 10% личностей патологически склонны к воровству (асоциальному поведению и т.п.). Остальные 80% граждан - колеблющиеся, то есть они способны совершать хищения только при определенных обстоятельствах. Они будут воровать при легкой возможности украсть и отсутствии контроля за их деятельностью и не будут этого делать при высоком риске раскрытия своих преступлений, из боязни увольнения или наказания. Движущими мотивами для нарушителей закона являются алчность, жадность, желание жить не по средствам, а не какие-то "робингудовские" мотивы, стремление уравнять богатых и бедных.

Крадут всё, что плохо лежит

Хищениям всегда способствуют плохой учёт и контроль, доступность товаров, финансов, документов и уверенность вора в том, что его не поймают. Воруют всё, что "не прибито гвоздями": деньги в чистом виде, информацию, клиентские базы, технологии, товары, авторские права. Наибольший объём хищений, по наблюдениям криминалистов, наблюдается в сфере строительства, ЖКХ и в розничной торговле: там масштабы "утечки" материальных средств и ценностей доходят до 90-100%. В "рознице" у воров есть свои "профессиональные" приёмы: недовесы, усушка/утруска, списание на брак и поломки, торговля мимо кассы, пересортица, нетоварный вид и многие другие хитрости.

"В компаниях преступные сообщества формируются достаточно быстро и с регулярной частотой - утверждает Валерий Соколов (в прошлом: оперуполномоченный по особо тяжким преступлениям, а ныне - руководитель группы полиграфологов). Если долго не мыть мусорное ведро, то в нём обязательно заведется плесень, насекомые, а может быть и крысы. Вот и в компаниях, при отсутствии контроля, люди, долго работающие на одном месте, начинают со временем придумывать и реализовывать схемы личной наживы и "вывода налево" товаров и капиталов, то есть "крысятничать". Поэтому профилактикой хищений надо заниматься регулярно. Рецепт борьбы с воровством прост: не создавайте возможности и благоприятные условия для воровства и по всей строгости наказывайте людей, нечистых на руку".

Паразиты на подсосе

По мнению Валерия Соколова: как не повышай сотруднику зарплату, человеку все равно её будет мало. "Меня недооценивают, мне недоплачивают, поэтому я и компенсирую "недоплату" хищением корпоративных ценностей" - вот типичная отговорка преступников. Те самые 10% патологических личностей будут воровать на работе при любых условиях и в любой, даже самой благоприятной атмосфере. В Средние века воров показательно казнили на площадях и в это же время в толпе зевак успешно орудовали карманники, избавляя публику от кошельков с монетами! Это - их страсть и жизненное кредо. Перевоспитать, урезонить, пристыдить таких людей невозможно.

Обычно всегда хищениями в больших объёмах занимаются в компаниях, где всё строится на доверии к людям и отсутствует учёт за товарами и контроль за деятельностью сотрудников.

Что сделать для того, чтобы сотрудникам не хотелось воровать? Люди слабы, а в мотивах воровства всегда лежит алчность, зависть и жадность. Библейские грехи, где надо бороться с людскими пороками, говорит собеседник. Поэтому лучше всего изначально не искушать людей возможностью легкой наживы. Не создавать условий для воровства, не провоцировать людей на хищения и не давать сотрудникам легкой возможности украсть. Второй сдерживающий фактор - заставить работать принцип неотвратимости наказания. Когда вор знает, что он всегда будет обнаружен и пойман, то желание воровать у него пропадает.

Самые опасные – корпоративные хищения

Корпоративные хищения, рассказывает Валерий Соколов, часто выглядят так: сотрудники не воруют деньги напрямую своими руками, а создают параллельный денежный поток, который течёт мимо официальной кассы в их карманы. Например, налаживают параллельное с основным производство собственной продукции и реализуют "свой" товар по клиентской базе. В этой схеме участвуют производственники, начальники цехов, закупщики, бухгалтеры, менеджеры, контролеры и прочие работники компании, получающие прибыль с оборота и вторые зарплаты, благодаря своим хищениям.

Способов корпоративного воровства очень много и они весьма многообразны. Случается, что в банках топ-менеджеры выдают людям кредиты из собственных средств, а клиентские выплаты забирают себе в карман. В компаниях, торгующих одеждой, товароведы или продавцы тайно закупают за свои деньги аналогичную продукцию и выставляют её в точках продаж, получая с этого личную прибыль. Руководители складов отгружают лишний товар клиентам, забирая потом деньги себе или в паре с кадровиками и бухгалтерами держат в штате "мертвые души": несуществующих грузчиков, кладовщиков, учетчиков, а их зарплаты распределяют и делят между собой.

На одной мебельной фабрике, по воспоминаниям Валерия Соколова, было сразу четыре директора-вора, отвечающих за финансы, сбыт, производство и коммерцию. Топ-менеджеры скооперировались между собой и начали производство и реализацию своей собственной мебели, уводя "на сторону" до 65% оборота, а рядовым работникам платили вторую, "теневую" зарплату.

Прибыли у подобных "паразитов", как правило, большие, поскольку им не приходится платить за аренду помещений, рекламу, электричество и другие коммунальные платежи, отчислять государству налоги.

Собственник упомянутого мебельного производства через 2 года подобной практики оказался близок к разорению и был очень удивлен сильному падению оборота продаж. "Закольцевав" свой бизнес на "надёжных", "своих близких" и "проверенных" людях (по его мнению), он круглый год жил за границей и надеялся, что никаких проблем не возникнет. Как оказалось, он сильно ошибался.

Вор вора видит издалека

В одиночку много не украдёшь, поэтому аферистам требуются сообщники. Воровские группы складываются в коллективах достаточно быстро, затем они разрастаются, втягивая в свою орбиту все больше сотрудников и контрагентов. Так формируется внутренняя, глубоко законспирированная шайка расхитителей, возникает круговая порука.

Одинаково "эффективно" разорять компанию могут не только наёмные управленцы, но и приглашенные на ключевые должности родственники, друзья, бывшие одноклассники владельца бизнеса. Такие "специалисты", по опыту Валерия Соколова, наглеют ещё больше, чем посторонние, наёмные менеджеры, поскольку у хозяина к ним больше доверия и из-за этого либо ослаблен, либо вовсе отсутствует контроль за их деятельностью.

Не секрет, что некоторые собственники смотрят на хищения сквозь пальцы. Они обычно закладывают некий процент на воровство, также как в банках закладывают в прогноз получения прибыли определенный процент невозвращенных кредитов. Однако это путь, ведущий к разорению, когда объём хищений становится слишком большим, собственник рискует остаться у разбитого корыта: рентабельность падает до нуля и даже образуются долги.

Полиграф не обманешь, обманывают полиграфолога

Можно ли вычислить нечистого на руку сотрудника в момент его приёма на работу?

Полиграфологи утверждают: можно и с высокой степенью вероятности. Просто при проверке на полиграфе надо задавать кандидату вопросы: а не воровал ли он на прошлых местах работы? Если да, то с вероятностью 90-95% он примется вновь за старое и будет заниматься хищениями уже на новом месте. Естественно, определяя таких сотрудников заранее, компании сильно снижают свои риски и избегают проблем с хищениями и убытками от них в будущем.

Опытный специалист способен заподозрить испытуемого в нечестности даже по его поведению, мимике, жестам, внешнему виду. Такие эксперты по выявлению лжи называются профайлеры. Точность данного анализа достаточно высока (65-70%), но тут можно легко ошибиться. "Как-то был случай, - рассказывает Валерий Соколов, - молодая женщина, подозреваемая в хищениях, волновалась, краснела, бледнела, часто меняла положение ног. Как оказалось, у неё была дырка на колготках и она боялась, что профайлер (молодой симпатичный мужчина) это заметит".

А вот современный полиграф - это эффективное техническое средство, позволяющее с высокой точностью (95-99%) узнать, честно ли человек отвечает на заданные ему вопросы. Параллельно с беседой датчики полиграфа фиксируют изменения пульса, артериального давления, дыхания, электрического сопротивления кожи, повышение потоотделения, изменения тембра голоса и другие параметры, предоставляя затем полученные результаты в аналоговом или цифровом виде.

"В основе метода - фиксация нервных импульсов собеседника, колебаний его гормонального фона в момент вранья, - делится секретами наш собеседник. Камень в воду бросил - пошли по воде круги. Так и мы бросаем человеку провокационный вопрос - и получаем разнообразную физико-психологическую реакцию. Когда человек врет, у него происходит возмущение в мозгу. Потому что люди по своей натуре - существа правдивые, а обманывая кого-то, мы совершаем насилие над своей психикой. Вот этот гормональный выброс и фиксирует прибор. Получается, что на обманщика начинает "ябедничать" его собственное тело. У человека в момент его лжи меняется ряд показателей: дрожит голос, "скачет" сердечный ритм, срывается дыхание, он потеет, нервничает, совершает суетливые движения, откашливается и т.п."

Но одного прибора для диагностики мало. Чтобы хорошо понимать и разбираться в полиграммах (результатах исследований), требуется учиться этому мастерству 1-1,5 года, а затем получить опыт практической деятельности не менее 2-х лет.

Отношение в обществе к проверкам на полиграфе резко противоположное: от восхищения до полного отрицания. Валерий Соколов объясняет это личным опытом самих клиентов: кому-то из них повезло поработать с опытным полиграфологом, а кому-то - с малообученным. По итогам: от полученных результатов работы - кто-то начинает восхищаться полиграфом, а кому не повезло - разачаровывается в нем. Хотя метод детекции лжи с помощью полиграфа уже давно научно доказан и обоснован учеными.

Сотрудники компании "САИБ" более 15 лет занимаются проверками на полиграфе по запросам различных заказчиков: бизнесменов, банкиров, политиков, представителей силовых структур. На счету организации – свыше 30 тыс. проверок и более 1000 реальных раскрытых краж, больше 200 из них – с признательными показаниями, в том числе по уголовным делам, с частичным возвратом похищенного.

Отказался – значит, попадаешь под подозрение?

Закона о проверках персонала компаний на полиграфе нет и эта деятельность пока не регламентирована Гражданским кодексом. Следовательно, никто не может насильно заставить человека проходить тестирование на детекторе лжи. При проверке опрашиваемому запрещено задавать вопросы, связанные с его личной жизнью, расовой, политической, религиозной принадлежностями, государственной тайной. В некоторых западных странах проверки на полиграфе проходят даже высшие правительственные чиновники.

Хотя отказ от проверки на полиграфе на предмет хищений, конечно, переводит человека в разряд подозреваемых и заставляет сильно задуматься о причинах его отказа. С другой стороны, не только собственник компании, но и честные сотрудники заинтересованы в том, чтобы решить проблему сразу внутри коллектива, не вынося "сор из избы", не доводя конфликт до судебного разбирательства. Да и платить за недостачу из своего кармана никто не хочет. Если же вора не приструнить и пустить проблему на самотек, расхититель почувствует свою безнаказанность и продолжит воровать в ещё больших масштабах.

Проверка одного сотрудника на полиграфе занимает от 1,5 до 2,5 часов. В день можно проверить до 4-х человек. Результат обычно виден сразу. Любопытно, что большинство испытуемых (за исключением самих преступников, разумеется) с удовольствием проходит эту процедуру, воспринимая её как приятное развлечение в череде трудовых будней.

Профилактика от воровства должна быть постоянной и регулярной - утверждают профессионалы. В идеале: один раз в квартал - полгода. И тогда криминальные способности ваших подчиненных сотрудников не смогут расцвести пышным цветом, забивая культурную "флору" - атмосферу доверия и корпоративные ценности, сопровождающие построение любого успешного бизнеса. Выручка компании от предотвращения хищений с применением полиграфа вырастает намного, иногда в разы, до 100%.